«Деловой Петербург» (№172 от 25.10.2010г.)

IKEA. Не везет кому-то

Стаффан Германссон, менеджер IKEA-СПб, чьи разоблачения год назад всколыхнули борьбу с коррупцией в IKEA, дал «ДП» сенсационное интервью о войне кланов в шведской компании.

Химкинский суд Москвы принял иск 36-летнего шведа Йоакима Виртанена к ООО «ИКЕА Мос» о восстановлении на работе. Экс-координатор проекта «Мега-Петербург», потерявший работу в ноябре 2009 г., после того как поднял коррупционный скандал в российской «дочке» шведской корпорации, требует вернуть ему должность, а также выплатить компенсацию за вынужденный прогул.

Вместе с Йоакимом Виртаненом пострадавшим себя считает и его непосредственный экс-подчиненный, менеджер по инфраструктуре Стаффан Германссон: за несколько дней до получения сообщения об увольнении он ушел на больничный, где находится по сей день. Как сообщил адвокат Йоакима Виртанена Александр Катуков, его клиент не хочет общаться с прессой. Зато «ДП» удалось поговорить со Стаффаном Германссоном. Приводим его рассказ целиком.

 

Мега-генераторы

 

«Я вам расскажу, какой это трудовой спор. Я приехал в Россию в сентябре 2007 г., -- начал он. -- Меня направила головная IKEA, чтобы разобраться в сложившейся в Петербурге странной ситуации с энергоснабжением. Московская IKEA сошла с ума, не понимая, что здесь происходит, почему мы платили за электроэнергию какие-то гигантские суммы.

Я приехал один (по туристической визе) и лишь через 3 недели оформился на работу. Тогда я узнал, что электроснабжение «Мег» ведется от сотни дизель-генераторов, арендованных у некоей фирмы Novelec. Я стал разбираться, изучать документы, заглядывать во все углы. И узнал, во-первых, что за две «Меги» мы в месяц платим по $11 млн, тогда как рыночная цена этой услуги -- $3 млн. Во-вторых, что генераторы дают сильную нагрузку на экологию, ибо на землю выливается огромное количество солярки. Я послал письмо об этом в Москву. Что произошло дальше, знают немногие в IKEA. Это были рождественские каникулы 2007 г. Из шведов в России оставался я один. Сижу я в офисе на Парнасе, и ко мне входит человек, представляется Стивом, менеджером по безопасности IKEA Global. Говорит, что приехал в режиме «совершенно секретно». Я ему рассказываю все, что знаю, затем вожу его по центру и все показываю. И он уехал. После Нового года дело стало двигаться. Руководство «ИКЕА Мос» получило приказ срочно решить проблему с электроснабжением. Я предлагал расторгнуть договор с Novelec под предлогом их неэкологичности и поставить свои генераторы. Но ничего не случилось.

Золотая бочка

В июне 2008 г. я с семьей уехал в отпуск в Турцию. Звонок из Москвы: «Стаффан, срочно выезжай в Петербург». Приезжаю и получаю приказ: за одну ночь отключить все генераторы Novelec и установить свои. Мы работали 38 часов подряд и все сделали, за что получили благодарственное письмо от IKEA. Потом мне позвонил Стив и сказал: «Сейчас начнется расследование, полетят головы. Но вы в «золотой бочке», вам ничего не грозит. Я обрадовался, так как слышал, что до меня все, кто поднимал вопрос электричества, были уволены. Летом 2008 г. приезжали серьезные проверки. А осенью снова звонит Стив и говорит: «Спасайтесь сами, «золотой бочки» больше нет». Как я слышал после, руководство интересовалось у координатора «Мега-Петербург» Йоакима Виртанена, нельзя ли меня уволить. И он меня спас, сказав, что я слишком много знаю.

Последний бой

Моей новой задачей стало ведение переговоров с «Ленэнерго» для получения постоянного питания на «Мега-Парнас». Когда я начал диалог с «Ленэнерго», выяснилось, что проекта подключения к сетям вообще нет, хотя он должен был быть готов еще до начала строительства. Я стал копать дальше и не нашел по «Парнасу» ничего, кроме акта о приеме торгового центра в эксплуатацию. Ни разрешения на строительство, ни проекта планировки -- ничего. Более того, как я понял, строительство началось еще до завершения сделки купли земли, когда участок имел сельхозназначение.

Мы вскрыли дикие нарушения, вплоть до того, что колодцы, в которых находились кабели высокого напряжения, были доверху залиты фекалиями (туда был подведен сток из туалета). Если бы «Ленэнерго» дало ток, при первом же замыкании был бы такой взрыв метана, что от «Меги» бы ничего не осталось. Тогда Йоаким Виртанен сообщил об этом в Москву и потребовал от генподрядчика, строившего «Меги», перестроить сети заново. На что глава компании Стефан Гросс ответил: «Есть приказ сверху срочно включить постоянное энергоснабжение, поэтому пусть генподрядчик устроит все обычным путем, то есть чтобы проверяющие ничего не заметили».

Йоаким написал письмо в Москву. И тогда 9 ноября нас с ним туда вызвали. Нас пригласили в переговорную, назвали идиотами, сказали, что с нами невозможно работать, и потребовали написать заявления об увольнении и в течение 3 дней покинуть Россию.

Незадолго до этого я получил травму спины. Я не подписал заявление, но уехал в Швецию на лечение. Оттуда через друга, депутата шведского парламента, я передал письмо о происходящем лично Ингвару Кампраду. Потом я получил ответ от Ингвара, он писал, что он в шоке и ищет встречи со мной. После операции я передал все свои документы наверх, и отдел безопасности начал расследование по России. Закончилось оно публикацией в шведской газете Expressen, через 2 часа после этого Стефан Гросс, а также председатель совета директоров Пэр Кауффманн были уволены. Думаю, утечка информации была неслучайной: в топ-менеджменте IKEA шла жесткая война кланов, и без публикации дело, наверное, замяли бы. Сейчас, похоже, нас стараются опорочить из-за того, что мы раскрыли коррупцию. И это называют трудовым спором. Кстати, я не против IKEA, я люблю нашу компанию и верен ей до конца».

Павел Горошков