«Деловой Петербург» (№177 от 01.11.2010г.)

Бойцы вспоминают минувшие дни

«Деловой Петербург» изучил рынок корпоративных войн в его посткризисном состоянии. Старые конфликты акционеров оживают по мере прекращения войн с кредиторами.

Рынок корпоративных конфликтов постепенно восстанавливается после кризиса. Это заставляет его многочисленных игроков, во время рецессии перешедших в сегмент взыскания долгов и защиты от кредиторов, возвращаться к привычной деятельности.

Корпоративные войны условно можно разделить на две категории: акционерные (между совладельцами бизнеса) и долговые (между кредитором и должником).

Цена вопроса

По оценке Игоря Елисеева, главы ООО «РосРазвитие-СПб», в Петербурге сейчас идет около сотни акционерных конфликтов, в которых затраты на юристов в 2010 г., по его оценкам, в общей сложности составят не более 300 млн рублей. «В крупных конфликтах (если оценивать их по величине актива на кону) вознаграждение юристов обычно составляет 1-2% от стоимости актива, в мелких может доходить и до 15-20%», -- говорит эксперт.

Впрочем, по словам Дмитрия Рудакова, вице-президента Балтийской коллегии адвокатов и владельца ЗАО «Апелляционный центр», привязка к стоимости активов весьма условна: «Если конфликт вялотекущий и нет перспектив его быстрого решения, юристы обычно работают за ежемесячную оплату. Если же война «горячая», как правило, договариваются на результат. Часто применяются и смешанные схемы оплаты».

Между тем на рынке долговых конфликтов, как говорит глава коллекторского агентства «Сезам» Владимир Поляков, доходы юристов могут часто и превышать 15% от стоимости активов. «Ситуация, когда должник отдает на улаживание проблем с кредиторами 20% от всего своего бизнеса, -- это норма, -- говорит он. -- Впрочем, разумеется, эта цифра включает в себя и неофициальные расходы на переговоры с госслужащими».

По словам владельца холдинга «Теорема» Игоря Водопьянова, в городе разрешать корпоративные конфликты могут лишь пять-семь человек и возможности юридических фирм определяются их выходами на этих людей. Таких фирм, по его словам, в городе не более 20.

Топ-5

«ДП» составил небольшой рейтинг крупнейших корпоративных конфликтов современности и попытался на основе экспертных оценок и данных о компаниях предположить возмож­ный доход юристов.

Возглавляет таблицу, разумеется, борьба акционеров торговой сети «Лента», где интересы Августа Мейера представляют Pen&Paper и адвокатское бюро «Сергеев и партнеры», а интересы блока ВТБ -- TPG -- московские фирмы «ЮСТ» и «Промконсалтинвест» («Базовый элемент»). Учитывая, что активы «Ленты» оцениваются в $1 млрд, затраты на одно лишь юридическое сопровождение конфликта (не считая расходов на PR и силовое обеспечение) с каждой стороны могут составить $5-10 млн.

Вторую строчку занял конфликт акционеров завода «Арсенал» Михаила Сапего с одной стороны и Сергея Королева и Фаига Аскерова -- с другой. На стороне Михаила Сапего замечены юридическая компания FirstLaw и международная консалтинговая группа «Дювернуа Лигал». На стороне Фаига Аскерова и Сергея Королева известных юридических брендов нет, но их действия за последнее время (в частности, серия арестов сторонников Михаила Сапего, а затем и его самого) характеризуют их как весьма подкованных игроков. Исходя из стоимости активов обоих «Арсеналов» (около $250 млн), затраты обеих сторон могут составить по $1-2 млн.

На третьем месте -- конфликт акционеров ОАО «Кировский завод». Сам завод дороже «Арсенала», однако конфликт на нем вялотекущий, поэтому его юридическое сопровождение эксперты оценивают не более чем в $0,5-2 млн.

Замыкают пятерку конфликты на ОАО «Красные зори», где апелляционный центр Балтийской коллегии адвокатов работает против адвокатской консультации №24, и знаменитая война совладельцев «ЛЭК» Андрея Рогачева и Павла Андреева. Их противостояние оказалось в конце лишь потому, что активная его фаза осталась в 2009 г., и теперь обе стороны обходятся услугами своих штатных юристов.

Переквалификация

При этом, признает Дмитрий Рудаков, доходы юристов на этом рынке значительно упали (что косвенно объясняется и падением стоимости спорных активов): «Если раньше многие крупные юридические фирмы сидели только на корпоративных войнах, то теперь этот рынок тебя не прокормит». В связи с этим многие игроки, годами занимавшиеся исключительно корпоративными войнами, либо расширили ассортимент своих услуг, либо вовсе ушли с рынка. Так, фирма «Зеленый коридор», поднявшаяся на волне «лесных войн» группы «Илим Палп» и «Базэла» и контролировавшая в пору­ расцвета до 20% петербургского рынка недружественных поглощений, в разгар кризиса распалась.

Часть юристов основала фирму «S&K Вертикаль», а другая -- фирму Pen&Paper. Новые фирмы пополнили свою практику работой с чиновниками, сопровождением сделок и банкротств. Аналогичным образом и группа «РосРазвитие», ранее занимавшаяся в основном антирейдерскими проектами, в кризис переключилась на долговые конфликты. По словам старшего партнера Pen&Paper Константина Добрынина, о возрождении рынка корпоративных войн говорить рано: «Есть несколько долгоиграющих конфликтов, которые тлеют уже несколько лет и иногда взрываются».

Как считает Игорь Кондрашов, партнер компании «ЮСТ», перевес в сторону долговых войн на рынке очевиден по сей день. При этом многие конфликты акционеров в период кризиса тоже превратились в долговые. В частности, скупка долгов и банкротство как инструмент получения контроля над предприятием теперь активно используется многими группами акционеров, которые до этого боролись традиционными внутрикорпоративными методами (оспаривание решений собраний, решений советов директоров, скупка акций и т.д). В связи с падением стоимости активов практически не занимаются поглощениями и традиционные игроки рынка -- девелоперские холдинги «Фаэтон», «Теорема», «Империя», «Музей». Некоторые из них заняты развитием или продажей уже имеющихся активов, а другие -- защитой от кредиторов.

Впрочем, как говорит владелец «Фаэтона» Сергей Снопок, чтобы не терять формы, он иногда позволяет своей команде не только защищать холдинг от банкиров, но и «размяться» в атаке на небольшие предприятия.

Павел Горошков