Банкротный туризм

                Евросоюз с самого момента своего создания страдает проблемой, известной как «банкротный туризм». Там это явление обусловлено тем, что каждая страна имеет свои нормы о несостоятельности должников, при этом внутри Евросоюза признается и подлежит приведению в исполнение решение суда любого государства-члена ЕС. Соответственно, должник, осознающий, что его экономическая деятельность скоро завершится, благодаря применяемой доктрине COMI (centreofmaininterests) имеет возможность выбрать наиболее удобную для себя юрисдикцию и пройти через банкротство там, где ему выгоднее (быстрее, дешевле, менее опасно с точки зрения привлечения бенефициара к субсидиарной ответственности).

                В России подобная проблема, пусть и в гораздо меньших объемах, также присутствует, но по другим причинам. Разумеется, внутри РФ законодательство о банкротстве федеральное - единое для всех субъектов (кстати, как и в США, известных своей привычкой иметь разные законы в разных штатах). Однако практика применения одной и той же нормы в разных регионах часто разнится. Ликвидация Высшего арбитражного суда эту проблемы лишь усугубила, поскольку новый Верховный суд должным авторитетом среди судов нижестоящих не обладает.

                Тем более проблема различного толкования норм усугубляется слишком широким кругом вопросов, отданных судам на их усмотрение (широкая дискреция полномочий суда обусловлена тем, что техника закона о несостоятельности не позволяет описать все возможные ситуации в спорах сторон). В том числе суды по своему внутреннему убеждению оценивают поведение контролирующих должника лиц при не привлечении их к субсидиарной ответственности, по своему внутреннему убеждению оценивают, насколько неравноценно было встречное предоставление по оспариваемой в силу ст.61.2. Закона о несостоятельности сделке и прочее, и прочее.

                Известны практике и истории «банктротного туризма», связанные исключительно с субъективным восприятием общего состояния права в некоторых субъектах РФ. Так, должник одного из наших клиентов за несколько дней до своего банкротстве сменил юридический адрес в Мурманске на адрес в г. Грозном. Соответственно и дело о его несостоятельности было возбуждено в Арбитражном суде Чеченской республики. Понятно, что в таком случае контролировать деятельность арбитражного управляющего кредиторам гораздо сложнее. Все контрагенты банкрота находятся если не в Мурманской области, то в Северо-Западном регионе и кроме нашего клиента никто не был готов совершать регулярные командировки через полстраны в регион, до сих пор неоднозначно воспринимающий общепринятое отношение к праву. Самое же издевательское поведение было продемонстрировано тем же должником в отношении ФНС, поскольку после того, как дело уже было возбуждено, но до того, как была введена первая процедура, предприятие сменило адрес обратно. Таким образом, дело подлежит рассмотрению по месту возбуждения (и согласно разъяснениям высших судов передаче по новой подсудности не подлежит), а представлять интересы РФ в нем должны мурманские сотрудники инспекции. Поскольку им командировки в Грозный уж точно никто не организует, участие налоговой в деле превращается исключительно в заочное, а следовательно неэффективное.