Беспредел Судебных приставов: «Вызова нет, а привод есть»

        В ноябре 2016 года судебным приставом-исполнителем Кировского РОСП УФССП РФ по Санкт-Петербургу Степановой Полиной Сергеевной. было совершено беспрецедентное действие. Судебные приставы через службу принудительного привода, нагрянули на домашний адрес Должника, и принудительно доставили его в отдел судебных приставов и заставили подписать уведомление об уголовной ответственности за неисполнение решения суда и более того дать какое-то пояснение по срокам оплаты задолженности.
         Существует определенный порядок по уведомлению Должника. Указанный порядок содержится в ст. 24 Федерального закона № 229-ФЗ от 02.10.2007 года «Об исполнительном производстве».
         Лица, участвующие в исполнительном производстве, извещаются о времени и месте совершения исполнительных действий или применения мер принудительного исполнения либо вызываются к судебному приставу-исполнителюповесткой с уведомлением о вручении, телефонограммой, телеграммой, с использованием электронной, иных видов связи и доставки или лицом, которому с его согласия судебный пристав-исполнитель поручает их доставить.
          Нередко, когда Должник скрывается от судебных приставов и суда, в целях уклонения от погашения долгов, и в таком случае на защиту интересов взыскателей выступает положение п. 5 ст. 24  Федерального закона № 229-ФЗ от 02.10.2007 года «Об исполнительном производстве», в  котором говорится о следующем: Лица, уклоняющиеся от явки по вызову судебного пристава-исполнителя, могут подвергаться приводу на основании постановления судебного пристава-исполнителя, утверждаемого старшим судебным приставом или его заместителем.
          Но в случае с нашим клиентом, ситуация была несколько иная:Должник постоянно по первому звонку судебного пристава-исполнителя Степановой П.С. являлся в районный отдел, более того, у судебного пристава-исполнителя есть его личный мобильный телефон, а также телефон представителя Должника, для того, чтобы в любом случае судебные приставы могли всегда связаться.
           Обстоятельства привода Должника в отдел судебных приставов не были столь странными, если бы Должник действительно получил уведомление от своего Пристава исполнителя о том, что необходимо явиться в отдел и действительно уклонялся от явки.
           НО: Должника ни одним из возможных способов не уведомляли, писем не отправляли, доказательств извещения Должника о вызове в отдел не имеется. Судебный пристав исполнитель вынес Постановление о принудительном приводе Должника, сама же на следующий день ушла на больничный и оставила вместо себя другого пристава-исполнителя Кафекиди Ольгу Викторовну, на вопрос адвоката Должника, каким из установленных   Законом образом уведомляли Должника, замещающий пристав исполнитель не смогла внятно ответить, сказав, что «Вам вроде как звонили с городского номера несколько раз, но не дозвонились». Не дозвонившись судебный, пристав-исполнитель выбрал тактику воздействия на Должника путем принудительного привода, тем самым нарушив его личное пространство. К нему приехали рано утром, и заставили проехать в отдел, показав то самое Постановление Пристава-исполнителя, датированное задним числом о принудительном приводе Должника в связи с неявкой по вызову. Только вопрос какому вызову?
          Отсутствие доказательств уведомления Должника о необходимости явки в отдел судебных приставов, нарушение порядка принудительного привода Должника, закрепленного в Приказе Министерства Юстиции от 13.07.2016 года № 164, говорит лишь о том, что целью принудительного привода Должника являлась не цель исполнения функций судебного пристава-исполнителя в рамках возбужденного исполнительного производства, а исключительно запугивание и воздействие на Должника, который к слову, никоим образом не дал на то никаких поводов, а напротив в отличии от многих Должников в наше время доброжелательно относился к Приставу-исполнителю и являлся по первому вызову, когда такой вызов действительно был.
           Такие действия судебных приставов-исполнителей порочат всю систему исполнительного производства, оставляют лишь негативное отношение ко всей системе исполнительного производства, задачами которой согласно ст. 2 Федерального закона № 229-ФЗ от 02.10.2007 года  «Об исполнительном производстве» являются:  правильное и своевременное исполнение судебных актов, актов других органов и должностных лиц, а в предусмотренных законодательством Российской Федерации случаях исполнение иных документов в целях защиты нарушенных прав, свобод и законных интересов граждан и организаций, а также в целях обеспечения исполнения обязательств по международным договорам Российской Федерации.
         К сожалению все подобные действия приставов-исполнителей характеризуют их не как специалистов, руководствующихся Законом, а скорее гончих собак, которые любыми способами исполняют поставленные Взыскателем задачи, при этом нередко нарушая основные принципы Российского права, не говоря уже о принципах морали.