Не является неосновательным обогащением отказ от исполнения условий договора 01/11/2016

        Как показывает практика судов, сторона, не исполнившая взятых на себя договорных обязательств, обязана вернуть полученный авансовый платеж. Однако, во многих ситуациях стороны ошибочно полагают, что при не возврате аванса, задатка и прочих платежей, речь идет о неосновательном обогащении. Именно такую точку зрения поддержал 11 арбитражный апелляционный суд в одном из своих решений.
         Поводом для обращения в апелляционную инстанцию стал конфликт, возникший между двумя компаниями: заказчиком и исполнителем по договору оказания услуг. В условиях соглашения было прописано, что исполнитель должен оказать услуги по управлению башенным краном и его технической эксплуатации, а заказчик должен принять этот кран в пользование вместе с обслуживающим персоналом для дальнейшего выполнения работ под руководством собственных ответственных лиц. До начала исполнения своих обязанностей заказчик перечислил на счет компании-исполнителя авансовый платеж за монтаж и демонтаж установки на указанный исполнителем расчетный счет.
       Согласно договору, на оказание услуг выделялось 14 дней. Срок начинал исчисляться с момента поступления денежных средств (предоплаты) на счет исполнителя. Но в нарушение условий договора, компания-исполнитель своих обязательств выполнять не спешила, и заказчик решил расторгнуть договор посредством направления в адрес контрагента письменного отказа от исполнения соглашения с требованием о возврате аванса. Претензия была подкреплена указанием на неблагоприятные последствия в виде обращения в суд, в случае если исполнитель откажется добровольно вернуть аванс заказчику.
        Не смотря на позитивный настрой компании-заказчика, его требования выполнены не были, и он обратился в суд с мотивированным иском о взыскании авансового платежа в качестве неосновательного обогащения, полученного организацией-исполнителем. Однако, не смотря на явную правоту заказчика, суд отказал в удовлетворении его требований. Эту же позицию занял и вышестоящий суд. Изучив доказательства и доводы оппонентов, а также выслушав представителей сторон – арбитражных адвокатов и юристов, суд установил, что неисполнение ответчиком обязательств связано с отсутствием возможности у компании-исполнителя приступить к работе, на условиях, предусмотренных договором. 11 апелляционный арбитражный суд, куда обратился заявитель, согласился с выводами нижестоящих инстанций и в постановлении № А65-2341/2015 от 27.08.2015 года указал, что, как следует из п. 4 ст.1 ГК РФ, никто не может извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения. Также 10 статья указанного кодифицированного акта сообщает, что не допускается осуществление гражданских прав только лишь с целью причинить вред другому лицу, а также запрещены прочие действия, реализуемые в обход закона и с противоправной целью, как и иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав.
       В рассматриваемой ситуации наличие или отсутствие башенного крана, который был зарегистрирован на ответчика, само по себе не оказывает влияния на факт заключения договора оказания услуг, который был определен вступившими в законную силу судебными актами.
     Кроме того, судами было установлено и то, что между сторонами соглашения был заключен договор, который вопреки ожиданиям заказчика не был признан не заключенным.
Соответственно, требование о взыскании неосновательного обогащения (аванса) не подлежит удовлетворению, поскольку в рассматриваемой ситуации, перечисление денежных средств было осуществлено в рамках договора, и неосновательность перечисления не была установлена.
        В связи с отказом в удовлетворении исковых требований о взыскании неосновательного обогащения, суды отказали заказчику и во взыскании процентов, начисленных на эту сумму.