О соотношении правопреемства и арбитражной (третейской) оговорки (соглашения)

ВЫСШИЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПОСТАНОВЛЕНИЕ Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации

Москва 2009 г.

Проект подготовлен Управлением международного права и сотрудничества 

О соотношении правопреемства и арбитражной (третейской) оговорки (соглашения)

В связи с возникающими в судебной практике вопросами, связанными с применением норм законодательства о подтверждении компетенции арбитража (третейского суда) в случае перехода прав (обязанностей) по договору, содержащему арбитражную (третейскую) оговорку, к новому лицу, Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации на основании статьи 13 Федерального конституционного закона «Об арбитражных судах в Российской Федерации» постановляет дать арбитражным судам следующие разъяснения.

1. В соответствии со статьей II Конвенции ООН о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений от 10.06.1958, статьями I, IV Европейской конвенции о внешнеторговом арбитраже от 21.04.1961, статьей 7 Закона Российской Федерации от 07.07.1993 № 5338-1 «О международном коммерческом арбитраже» стороны международной коммерческой сделки вправе включить во внешнеэкономический контракт условие о передаче споров по контракту в международный коммерческий арбитраж (арбитражную оговорку) либо заключить отдельное от контракта письменное соглашение (арбитражное соглашение), указав, что такое соглашение является неотъемлемой частью внешнеэкономического контракта.
Участники внутреннего гражданского оборота, руководствуясь статьей 11 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ), и в соответствии со статьей 7 Федерального закона от 24.07.2002 № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» вправе заключить третейское соглашение о передаче споров по договору на рассмотрение третейского суда. Таким соглашением признается договоренность, содержащаяся в документе, подписанном сторонами, либо совершенная путем обмена письмами, сообщениями по телетайпу, телеграфу или с использованием других средств электронной или иной связи, обеспечивающих фиксацию данного соглашения. Ссылка в договоре на документ, содержащий условие о передаче спора на разрешение третейского суда, является третейским соглашением при условии, что договор заключен в письменной форме и данная ссылка позволяет рассматривать третейское соглашение частью договора.

2. Право (обязанность), возникшее из договора, может перейти к другому лицу в результате универсального (при реорганизации одной или обеих сторон договора – юридических лиц, банкротстве, наследовании после гражданина-предпринимателя) или сингулярного правопреемства. Последнее может основываться на соглашении сторон (цессии, переводе долга) или на нормах закона, связывающих правопреемство с наступлением определенных юридических фактов (например, исполнением обязательства должника его поручителем или залогодателем, суброгацией в имущественном страховании).

3. В том случае, если участниками сделки, права (обязанности) по которой передаются, являются физические и юридические лица из различных государств (сделка с иностранным элементом), суд определяет право, применимое к отношениям по правопреемству, в соответствии с общими правилами международного частного права, установленными статьей 1186 ГК РФ. На основании норм применимого права суд решает вопросы о допустимости передачи прав или обязанностей по арбитражной (третейской) оговорке (соглашению), о правомерности универсального правопреемства, цессии и т.д.
Если к отношениям с иностранным элементом подлежит применению российское право или участниками отношений являются только российские субъекты, вопросы перехода прав (требований) регулируются нормами российского законодательства.

4. Исходя из пункта 1 статьи 382 ГК РФ право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона. Пунктом 2 названной статьи установлено, что для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласия должника, если иное не предусмотрено законом или договором.
При универсальном правопреемстве к правопреемнику переходит весь комплекс имущественных прав и обязанностей правопредшественника, в том числе права (обязанности) по арбитражному (третейскому) соглашению. В случае переуступки прав (требований) по договору, порядок разрешения споров, установленный сторонами при заключении данного договора, сохраняет свою силу при условии отсутствия в нем или в законе указания на ограничение объема прав, переходящих к новому кредитору, в том числе прав по арбитражному (третейскому) соглашению.

5. Порядок разрешения споров, установленный сторонами при заключении договора, автоматически не сохраняет своей силы даже при отсутствии в договоре уступки или в законе указания на ограничение объема прав нового кредитора в частности в следующих случаях:
1) если договор был заключен между субъектами одного государства, однако при цессии права (требования) передаются иностранному субъекту и, следовательно, сделка приобретает характер международной коммерческой сделки;
2) если изначально договор представлял собой международную коммерческую сделку, участниками которой являлись иностранный субъект (субъекты), предприятия с иностранными инвестициями (пункт 2 статьи 1 Закона Российской Федерации от 07.07.1993 № 5358-1 «О международном коммерческом арбитраже), однако в результате цессии его участниками стали только российские субъекты;
3) если арбитражная оговорка предусматривает передачу споров на разрешение арбитража при организации, объединяющей участников специальной правосубъектности (например, третейский суд создан для рассмотрения споров только между членами биржи), а новый кредитор её участником не является);
4) если новый кредитор не обладает специальной правосубъектностью (статусом юридического лица или индивидуального предпринимателя), необходимой для разрешения спора в третейском суде, международном коммерческом арбитраже (например, физическое лицо, наследующее после гражданина- предпринимателя).
Судам необходимо также учитывать, что при реорганизации третейского (арбитражного) органа права по третейскому (арбитражному) соглашению не переходят автоматически, необходимо проверять волеизъявление сторон на передачу спора в реорганизованный орган, которое, в частности, может быть выражено в новом арбитражном (третейском) соглашении.

6. На основании статьи 384 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. Исходя из данной нормы заключение должником и новым кредитором повторного арбитражного соглашения на передачу спора в арбитраж, согласованный первоначальными участниками договора, не требуется, поскольку арбитражная оговорка является неотъемлемой частью договора.
При заключении отдельного от контракта арбитражного соглашения первоначальным кредитором и должником такое соглашение становится составной частью контракта, поэтому, заключение нового арбитражного соглашения между новым кредитором и должником также не требуется.

7. Не требуется специального указания о переходе прав по арбитражной оговорке (арбитражному соглашению) в тексте договора уступки прав. Вместе с тем новый кредитор и должник вправе заключить новое соглашение об избрании способа разрешения споров.

8. В том случае, когда передаются права по договору, условия которого определены одной из сторон в формулярах или иных стандартных формах и могли быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом (договор присоединения), третейское (арбитражное) соглашение признается действительным, если оно заключено после возникновения оснований для предъявления иска независимо от наличия третейского (арбитражного) соглашения в тексте первоначального договора или соответствующего указания, например, в договоре цессии (часть 3 статьи 5 Федерального закона от 24.07.2002 № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации»).

9. Поскольку новация является одним из оснований прекращения обязательств (статья 414 ГК РФ), в результате её прекращается и договоренность сторон о способе разрешения спора, касающаяся первоначального обязательства. При анализе нового обязательства суд оценивает, состоялось ли волеизъявление сторон на выбор того или иного способа разрешения споров.

10. Должник вправе оспаривать компетенцию арбитража на разрешение  спора с новым кредитором в порядке, предусмотренном статьей 235 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ), а также оспаривать решение арбитража по мотиву отсутствия компетенции в соответствии с нормами международных договоров Российской Федерации и национального законодательства. Он также вправе указывать на отсутствие компетенции арбитража при признании и принудительном исполнении арбитражного решения.
В тех случаях, когда судом установлено, что должник участвовал в рассмотрении спора с новым кредитором в арбитраже (третейском суде), при этом не возражал против компетенции арбитража, направлял в арбитраж письменные заявления по существу спора (отзыв на иск, доказательства по существу спора и т.п.), и при отсутствии иных оснований для непризнания компетенции арбитража полномочия арбитража на разрешение спора следует признавать подтвержденными.

11. Если в арбитражный суд Российской Федерации с ходатайством о принудительном исполнении решения третейского суда или с ходатайством о признании и приведении в исполнение иностранного арбитражного решения обратилась не сторона, в пользу которой вынесено решение, а иное лицо, ссылающееся на получение права требования по решению в результате правопреемства, арбитражный суд Российской Федерации проверяет основания правопреемства и в случае его подтверждения рассматривает ходатайство в соответствии с требованиями, соответственно, глав 30 и 31 АПК РФ.
Если выбытие стороны в установленном решением международного коммерческого арбитража (третейского суда) правоотношении произошло на стадии рассмотрения арбитражным судом Российской Федерации ходатайства о принудительном исполнении решения третейского суда или ходатайства о признании и приведении в исполнение иностранного арбитражного решения арбитражным судом Российской Федерации, арбитражный суд Российской Федерации производит замену этой стороны её правопреемником в порядке, предусмотренном статьей 48 АПК РФ, и указывает об этом в судебном акте.
В этом случае следует учитывать, что процессуальное правопреемство арбитражным судом не производится, если материальное правопреемство состоялось до вынесения арбитражем (третейским судом) решения по существу спора, однако такое решение вынесено по спору между участниками первоначального отношения, при этом вопросы правопреемства арбитражем (третейским судом) не исследовались.

Председатель Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации А.А. Иванов

Секретарь Пленума, судья Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации Т.В. Завьялова