Практика возмещения расходов на представителя

     Размеры вознаграждений, которые Арбитражный суд возмещает лицу, в пользу которого вынесен судебный акт, вселяют надежду, что институт компенсирования расходов на представителя будет широко применяться юристами, практикующими не только в области несостоятельности юридических лиц и экономических споров, но, может быть, будет перенесён и в суды общей юрисдикции.

   В ходе конкурсного производства общества «Э.», «Банк Интеза», чьи требования к должнику были обеспечены залогом оборудования, счел, что удовлетворение его требований может быть произведено более эффективно, если осуществить его за счет самого конкурсного управляющего, а не должника.

   Для этого, выбрав удобный момент, банк обратился в суд с заявлением о взыскании с конкурсного управляющего К. более 15 млн.руб. Заявление банка было мотивировано тем, что ранее арбитражный суд отстранил К. от исполнения обязанностей конкурсного управляющего ввиду того, что он не смог доказать факт наличия и сохранности предметов залога.

   С первого же дня исполнения обязанностей конкурсного управляющего К. последовательно заключал договоры охраны и хранения всего имущества должника. Каждый из договоров неизбежно расторгался хранителями, поскольку предприятие-банкрот не имело средств для оплаты услуг хранения.

  Важно отметить, что единственный источник для получения денежных средств для предприятия заключался в возможности продать это имущество. Однако, «Интеза» всеми силами затягивала процедуру реализации. Банк, способствуя накоплению у должника текущих (приоритетных) долгов, одновременно и не реагировал на обращения К. с предложением обеспечить хранение заложенных станков самостоятельно.

     Между тем, один из хранителей имущества воспользовался своим правом на самозащиту и на удержание имущества должника. Общество переметило оборудование и перестало допускать конкурсного управляющего к осмотру имущества. Лишь через два года, когда требования хранителя об оплате услуг были удовлетворены, имущество было возвращено новому управляющему.

  Незадолго до возврата станков в конкурсную массу, «Банк Интеза» обратился в суд с заявлением о взыскании с К. убытков в размере примерной стоимости оборудования.

  Суды трех инстанций, затратив на рассмотрение спора более года, отказали банку во взыскании с К. 15 млн.руб. и установили, что коль скоро имущество было впоследствии возвращено хранителем новому управляющему в том же состоянии, что и передано на хранение отстраненным ранее К., то следует сделать вывод о том, что в течение всего периода осуществления им своих полномочий, вреда ни должнику, ни его кредиторам К. не причинил.

   Для защиты своих интересов в деле о взыскании с него крупной суммы убытков К. обратился в АО «Апелляционный центр». Гонорар представителя составил 495 000 рублей.

    После того, как суды трех инстанций согласились с доводами защиты К. и отказали банку во взыскании убытков, пришла очередь К. взыскивать с «Интезы» 495 000 рублей, затраченных на судебное разбирательство.

   Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области, соотнеся сложность спора и затраченное на его рассмотрение время, удовлетворил его заявление в полном объеме. Довод банка о том, что стоимость услуг является высокой, судом был отклонен. С «Банка Интеза» в пользу бывшего конкурсного управляющего взыскано чуть менее полумиллиона рублей.

  Помимо прочего, для определения уровня квалификации представителя К., суду были представлены и материалы газеты «Деловой Петербург», в которых были опубликованы экспертные мнения специалистов АО «Апелляционный центр» в том числе по крупнейшим делам о банкротстве в Санкт-Петербурге.