Почему криптовалюту нельзя взыскать с банкрота: пояснение профессионалов 27/03/2018

            Судьбоносное решение АС г. Москвы, который не включил криптовалюту банкрота в имущественную массу, не нашло одобрения со стороны инициатора разбирательства - финансового управляющего, но получило разъяснение со стороны арбитра 12 марта. Как пояснили в суде, цифровая валюта - не имущество и не актив, не информация и даже не денежный суррогат. И, отталкиваясь от прямого толкования правовых норм, не относится к объектам гражданских прав.
            Напомним, что поводом для рассмотрения дела в суде, стало ходатайство финансового управляющего А. Леонова, просящего включить имеющуюся у неплательщика криптовалюту в ту массу, за счёт которой можно рассчитаться по долгам, ставшим основанием для личного банкротства И. Царькова.
            Примечательно, что рассказавший о содержимом криптокошелька на Blockchain.infoбанкрот был не согласен с решением управляющего и, воспользовавшись услугами арбитражных адвокатов, специализирующихся на защите при банкротстве, это заседание выиграл.
            Основанием для решения арбитра были не столько доводы сторон, сколько отсутствие законодательного регулирования, как понятия криптовалюты, так и способа реализации данного актива.
            Судьи пояснили, что сегодня, с учетом правовой ситуации в России, невозможно однозначно установить, к какой группе относится криптовалюта. Поскольку цифровые валюты представляют собой «некий комплекс символов и знаков, присутствующих в информационной системе», ее нельзя включить в традиционные категории «активов». Доступ к данному набору символов осуществляется благодаря информационно-телекоммуникационной сети с применением особого ПО.
            Учитывая варианты получения криптовалюты (а это - майнинг, форжинг и первичное размещение монет), арбитр установил, что цифровые средства платежа возникают «из интернета», чем и отличаются от традиционных денежных средств.
Соответственно, чтобы перевести реальные деньги в цифровой вариант, необходимо внести обыкновенные деньги на обусловленный счет или в электронный кошелек, после чего нужное число единиц виртуальной валюты появляется уже в электронном виде.
            Однако наличие столь сложного механизма рождения валюты усугубляет, по мнению суда, отсутствие контроля в системе и полнейшая анонимность владельцев (достоинства, по суждению пользователей), которые не позволяют с точностью определить принадлежность цифровой валюты в конкретном криптокошельке определенному человеку. Именно по этим причинам суд и отказался включать цифровую валюту неплательщика в конкурсную массу. Доподлинно известно, что А. Леонов с подобным решением не согласился и намеревается обжаловать его.
            Поскольку судебный акт играет важную роль в вопросе допуска цифровой валюты в гражданский оборот, то окончательное решение будет принято в вышестоящей инстанции.
            Управляющий полагает, что ГК РФ предполагает предельно широкое толкование понятия термина «иное имущество», входящий в категорию «Объекты гражданских прав». Это значит, что, в принципе, любое, даже самое необычное имущество неплательщика, обладающее материальной ценностью (в первую очередь для кредиторов), не может быть выброшено из конкурсной массы, поскольку лишит кредиторов возможности в рамках процедур несостоятельности получить наибольшее удовлетворение своих требований.
            Стоит отметить, что факт принадлежности цифровой валюты должнику не оспаривается, поскольку Царьков лично признал наличие у него криптокошелька. А значит, тезис суда о невозможности определить владельца кошелька, уже несостоятелен.
            Кроме того, можно использовать опыт других стран, например, Японии, где уже с 1 апреля 2017 года цифровые финансы получили ранг платежного средства, наряду с государственной валютой - иенами. В США решается вопрос о налогообложении сделок с цифровыми валютами, а в Германии приняты акты, согласно которым токены и криптовалюты подчиняются законам страны, регулирующим вопросы надзора за ценными бумагами. Да и в нашей стране до 1 июля 2018 года должен быть разработан и принят нормативный акт, регулирующий криптовалюты.
            В тексте уже создаваемого законопроекта «О цифровых финансовых активах», криптовалюта и токены определяются как «виды цифровых финансовых активов», которые являются имуществом, теоретически допустимым к включению в конкурсную массу банкрота.
            По мнению арбитражных адвокатов, специализирующихся на представительстве в арбитражном суде по делам о личном банкротстве граждан, своим решением суд старался облегчить жизнь приставам, которые не имеют опыта и алгоритма обращения с таким объектом взыскания, как цифровая валюта, а значит, не смогут его правильно списать в счет долгов.